Григорианское пение - Православная энциклопедия - Bibliotheca

К оглавлению раздела "Православная энциклопедия"

Григорианское пение

Григорианское пение [григорианский распев, григорианика, григорианский хорал (устар.); лат. cantus gregorianus; англ. gregorian chant; франц. chant grégorien; нем. gregorianischer Gesang, gregorianischer Choral, Gregorianik; итал. canto gregoriano], традиц. обозначение одноголосного (монодийного) пения римского обряда. Тексты Г. п. в основном происходят из Свящ. Писания в его лат. версии или являются переработками библейской поэзии. Г. п. сложилось на территории совр. Франции, Юж. и Зап. Германии, Швейцарии и Юж. Нидерландов в VIII-IX вв. и дошло в непрерывной, хотя исторически и изменявшейся традиции до наст. времени, являясь неотъемлемой частью наследия древней неразделенной Церкви.

Терминология

В раннесредневек. лит-ре Г. п. считалось певч. стилем рим. происхождения и определялось как «римское пение» (cantus romanus или cantilena romana). Создание мелодий Г. п. приписывалось свт. Григорию I Великому, папе Римскому. В истории неоднократно возникали сомнения в авторстве св. Григория; в наст. время признано, что его роль в создании Г. п. ограничивалась только отбором и редакцией певч. текстов, лишь впосл. послуживших основой для григорианики и для т. н. староримского пения. Мелодическое содержание Г. п. во многом было обусловлено традициями, уже существовавшими на территории Франкского гос-ва в кон. VIII - нач. Х в., в правление династии Каролингов (см. Галликанское пение). Отсюда др. название Г. п., к-рое все чаще встречается в совр. исследовательской лит-ре,- романо-франк. пение или романо-франк. распев (англ. Roman-Frankish Chant). Наряду с термином «Г. п.» по традиции употребляется также обозначение «ровное пение» или «простое пение» (лат. cantus planus; англ. plainchant, pliansong; франц. plain chant или plain-chant; итал. canto planо), иногда применяемое также к др. региональным видам церковного одноголосия.

Источники по истории Г. п.

можно условно разделить на 4 группы.

Певческие рукописи IX-XVI вв. и нотопечатные издания XV-XVII вв.

Сохранилось ок. 30 тыс. рукописей, что составляет, по предварительным подсчетам, ок. 0,1% всего корпуса певч. книг, созданных в мастерских средневек. Запада (Stäblein. 1975. S. 102). Помимо книг, дошедших до нас в полном виде, сохранилось неск. десятков тыс. фрагментов, бо́льшая часть к-рых не каталогизирована, наиболее ранние из них являются не менее ценными источниками по истории Г. п., чем полные рукописи. Ранние печатные издания каталогизированы, но изучены мало. Существуют следующие основные типы певч. книг (Vogel. 1986; Huglo. 1988; Palazzo. 1993): 1. Для евхаристического богослужения (мессы): а) ненотированные или частично нотированные Сакраментарий, Лекционарий мессы и Евангелиарий (разновидность - Евангелистарий); б) полностью нотированный Градуал (более раннее название - Антифонарий мессы); сольные разделы мессы могут быть выделены в отдельную книгу - Кантаторий; сборник песнопений на календарно неизменяемые тексты - Кириал; книга, в к-рой объединены все тексты и песнопения мессы, называется Миссал. 2. Для богослужения суточного круга (оффиция; называется также каноническими часами - Horae canonicae): а) ненотированные или частично нотированные служебная, или фериальная (средневек. лат. feria - обозначение дней литургической недели, кроме воскресенья), Псалтирь и Лекционарий оффиция; б) полностью нотированные Антифонарий оффиция и Гимнарий, к-рые часто объединялись под одним переплетом с Псалтирью; книга, в к-рой объединены все тексты и песнопения суточного круга, называется Бревиарий. Существуют также певч. книги с песнопениями отдельных служб - Vesperale (вечерни), Matutinale (утрени) - или отдельных жанров, напр. Responsoriale, где собраны респонсории утрени, но не представлены антифоны. Песнопения крестных ходов включены в Процессионал (Huglo. 1994-2004). Отдельную группу источников составляют Понтификалы с текстами и песнопениями служб, совершаемых только с участием епископа. Тексты и мелодии, сохранившиеся в певч. книгах, используются как источник для текстологического изучения Г. п., в литургических рубриках сохранились сведения о характере исполнения григорианики, а общее содержание книги дает представление о церковно-историческом контексте этого исполнения.

Литургические уставы отдельных епископатов и монашеских орденов

(Ordines, Consuetudines и т. д.) описывали порядок исполнения песнопений в течение литургического года. В них изложены местные особенности исполнения Г. п., разнообразие к-рых относится к характерным признакам средневек. богослужения. Эти уставы используются при определении места создания певч. книг; опыт, накопленный литургической наукой, часто позволяет определить это место предельно точно.

Музыкально-теоретические трактаты IX-XVI вв.

содержат не только описание композиционных признаков отдельных песнопений и мелодических семейств, но и нек-рые мелодии, не сохранившиеся в практических источниках. К трактатам примыкают тонарии (Huglo. 1971) - каталоги песнопений, где их мелодии классифицированы по принципу модальной принадлежности (см. разд. «Григорианский октоих»).

Исторические документы эпохи средневековья

- хроники, грамоты, богословские и научные трактаты, письма и т. д.- включают огромный и лишь частично освоенный наукой материал по истории Г. п. в контексте церковной и социальной жизни зап. мира, о взаимосвязях григорианики с др. видами средневек. искусства и богословской мыслью того времени.

История

Раннее средневековье

На исходе патристической эпохи для Зап. Европы было характерно многообразие литургических обрядов и певч. стилей (см. Амвросианское пение, Беневентанский обряд (разд. «Церковное пение»), Галликанское пение, Испано-мосарабское пение, Староримское пение); попытки Римской кафедры внести единообразие в литургическую жизнь этого времени неизвестны. Распространение рим. богослужебных обычаев на Север относится к VIII в. и связано с оформлением союза между Римом и пришедшей к власти в гос-ве франков династией Каролингов. Встреча папы Стефана II и кор. Пипина Короткого в 754 г. была ознаменована не только политическим союзом против угрожавших Риму лангобардов, но и решением привести литургическую жизнь королевства в соответствие с обычаями Рима. Во Франкское королевство были доставлены первые рим. богослужебные книги. В 760 г. брат короля еп. Ремигий Руанский обратился в Рим с просьбой о присылке певчих рим. певч. корпорации (Schola cantorum). Папа Павел I (757-767) отправил на Север не только рим. канторов, но и певч. книги - Антифонарий и Респонсориал (MGH. Epp. Т. 3. P. 529). В это время возникли певч. школы по рим. образцу, особое значение принадлежит школе при кафедральном соборе г. Меца - главного города Лотарингии; рим. пение вводилось здесь уже во 2-й трети VIII в., при еп. Хродеганге († 766), возглавлявшем Франкскую Церковь. Расположение Меца в центре романо- и германоязычных территорий королевства способствовало распространению нового певч. стиля на Восток и на Запад.

Романизация богослужения и церковного пения усилилась при Карле Великом (768-814), коронованном в 800 г. в Риме в качестве рим. императора. В выпущенном Карлом в 789 г. «Admonitio generalis» (Всеобщем увещевании) умение исполнять «римское пение» (cantus romanus) включено в круг навыков, к-рыми должны владеть клирики при сдаче экзамена на должность (MGH. Capit. Vol. 1. P. 61). В 805 г. упоминаются специальные имп. посланники (missi), направлявшиеся в различные литургические центры и следившие за введением рим. распевов (Ibid. P. 121). Значительную роль в распространении «римского пения» сыграли мон-ри ордена бенедиктинцев, и прежде всего т. н. имперские аббатства, находившиеся под особым покровительством правящей династии. Введение нового стиля происходило не без трудностей: источники сохранили следы конфликтов между франк. певчими, усваивавшими новый репертуар, и их рим. учителями (Dijk. Papal schola. 1963). Новый певч. репертуар распространялся, по-видимому, изустно (Hucke. 1980; Treitler. 1981 и др. работы); ученик должен был заучивать напевы, сообщаемые ему учителем; освоение основного круга песнопений церковного года могло, т. о., занимать ок. 7-8 лет. Рукописи, упомянутые в каролингских источниках, не сохранились, в них скорее всего был переписан лишь текст песнопений; высказывалось также предположение, что нотированные источники могли появиться уже в эпоху Карла Великого (Levy. 1998). Тем не менее в древнейшие, дошедшие до нас певч. книги VIII-IX вв. нотация включена не была (изд. Р. Ж. Эсбером: Antiphonale Missarum Sextuplex. 1963). Одна из этих книг - франц. Кантаторий рубежа VIII и IX вв. (Италия; Monza. Basilica S. Giovanni. CIX) - открывается гекзаметром, в к-ром автором песнопений объявлен св. Григорий Великий: «Первосвященник Григорий, честью и именем славный / … книгу составил сию для певческой школы / вслед музыкальной науке во имя Всевышнего Бога». Этот текст, лежащий у истоков просуществовавшей века «григорианской легенды», неоднократно переписывался в раннесредневек. литургических книгах. На миниатюрах в средневек. певч. рукописях часто изображался свт. Григорий, диктующий писцу или записывающий сам мелодии Г. п., с голубем, символом Св. Духа, на плече (Treitler. 1974; McKinnon. 2001). Имя свт. Григория должно было укрепить авторитет нового певч. стиля; упоминание «музыкальной науки» свидетельствует о том, что уже в это время Г. п. в отличие от др. певч. традиций Запада стало объектом музыкально-теоретической рефлексии, а в процессе его изучения и преподавания развивалась европ. теория музыки.

На протяжении IX в. в певч. обиход начала входить муз. нотация. В теоретических трактатах использовались интервальные нотации - известное еще со времен античности буквенное нотное письмо, а также т. н. дасийная нотация со специальными знаками для ступеней звукоряда. В певч. рукописях ставились т. н. невмы - знаки, указывающие на общее направление движения мелодии, определяющие артикуляцию текста, но не содержащие данных об интервалах напева. Место зарождения невм и обстоятельства их возникновения неизвестны. Прообразом невм послужили знаки лат. просодии, в позднеантичные времена использовавшиеся в грамматике и риторике. К X в. относится появление полностью нотированных Градуалов и Антифонариев, переписанных с помощью неск. региональных видов невменного письма (Stäblein. 1975; Corbin. 1977). Наиболее развитые системы невменной нотации были характерны для области распространения лотарингского письма (ркп. Laon. Bibl. municip. 239, X в.) и для Юго-Зап. Германии (корпус певч. книг из мон-рей Санкт-Галлен и Эйнзидельн в совр. Швейцарии, Санкт-Эммерам в Регенсбурге). Здесь невмы снабжались дополнительными обозначениями, детально определявшими характер произнесения литургического текста, а также ритмическое удлинение определенных слогов. В рукописях из Юж. Франции (аквитанские невмы) наметилась тенденция к более точному воспроизведению интервального строения мелодий. Несмотря на введение нотации, основным средством распространения Г. п. оставалась устная традиция; рукописные книги использовались прежде всего для контроля за исполнением при обучении пению.

Одним из основных вопросов древнейшей истории Г. п. является соотношение нового, франк., стиля с рим. певч. преданием. Источники, созданные в Риме, известны лишь с кон. XI в. и сохранили мелодии, существенно отличающиеся от григорианики. Вместе с тем в ряде случаев можно предполагать существование общих архетипов для мелодий франк. и рим. распевов; нек-рые исследователи говорят о 2 диалектах Г. п.- римском и франкском (Hucke. 1954; 1975; 1980; 1988). Мелодическое содержание Г. п. было обусловлено не только певч. стилем, пришедшим из Рима, но и традициями, уже существовавшими на территории Франкского гос-ва до Каролингов (см. Галликанское пение); в оформлении григорианского распева заметна активная редакционно-композиторская деятельность франк. певчих и муз. теоретиков. Как для каролингской эпохи, так и для X и XI вв. характерно существенное расширение певч. репертуара, выразившееся в сочинении в традиц. жанрах рим. обряда и в создании новых литургических жанров. На протяжении Х-ХI вв. анонимными авторами сочинялись новые мелодии для Аллилуия (Schlager. 1965; 1968-1987); резко расширился репертуар респонсориев утрени (Holman. 1961; Hofmann-Brandt. [1971]); сочинялись развитые распевы на текст Символа веры (Credo; см.: Miazga. 1976), ранее распевавшегося на простую речитационную формулу. Существенно дополнился репертуар ординария мессы - были составлены новые мелодии на тексты Kyrie eleison, Gloria in excelsis Deo, Sanctus, Benedictus, Agnus Dei (Landwehr-Melnicki. 1955; Bosse. 1955; Thannabaur. 1962; Schildbach. 1967) и Ite missa est. Развивался примыкающий к Г. п. жанр строфических гимнов оффиция (Stäblein. 1956), к-рые еще в патристическую эпоху сочинялись в традициях античной поэзии; в гимнах используются метрические ямбы, гекзаметр, сапфическая строфа и т. д. К новым жанрам относятся тропы - вставки в традиц. песнопения проприя и ординария мессы; в текстах тропов комментируется и развивается богословское содержание литургического текста; тропы написаны свободным стихом, хотя наряду с ним изредка встречаются античные размеры (Haug. 1991; Björkvall, Haug. 1993). Пространные мелизматические распевы (см. разд. «Музыкально-поэтический стиль») часто подтекстовывались, в результате чего образовывались новые песнопения в жанре прозулы (иногда считается разновидностью тропа). Из подтекстовки заключительного разд. «Аллилуия» возникла секвенция - музыкально-поэтическая форма, основанная на принципах силлабического стихосложения, состоящая из ряда двойных строф с одинаковым количеством слогов в каждой полустрофе. Наибольшего совершенства жанры тропа и секвенции достигли в творчестве гимнографов Туотилона и Ноткера Заики из Санкт-Галленского мон-ря. Тропы и секвенции включались в особые сборники - Тропарии и Прозарии. С кон. IX в. началось развитие жанра стихотворного оффиция, или «истории», в к-ром при сохранении традиц. чинопоследования суточного круга использовались нехарактерные для более раннего церковного пения музыкально-поэтические формы - тексты в размерах античной поэзии и мелодии, сочиненные под воздействием светской песенной культуры.

Высокое и позднее средневековье. XVI в.

В XI-XII вв. Г. п. стало муз. искусством общеевроп. значения. К этому времени почти полностью исчезли традиции галликанского пения; после захвата Англии норманнами, при кор. Вильгельме Завоевателе (1066-1087), Г. п. стало основным видом пения на Британских о-вах, вытеснив более ранние певч. традиции. Расширение власти нем. императоров на Восток, христианизация гос-в Вост. Европы и Скандинавии, возникновение анклавов зап. литургической культуры в Киевской Руси (см.: Карцовник. 2003) увеличили сферу распространения Г. п. в неск. раз. В 1099 г., после взятия Иерусалима, Г. п. распространилось в гос-вах крестоносцев на Ближ. Востоке. Под влиянием письменной традиции Г. п. началась запись древних певч. стилей Италии, до этого передававшихся исключительно изустно; судя по этим записям, к тому времени древние традиции испытывали сильное воздействие григорианики. Запись не смогла остановить их исчезновение, обусловленное либо постепенным введением Г. п. (напр., в области распространения беневентанского пения), либо активными, иногда жесткими литургическими реформами (уничтожение книг старорим. пения при папе Николае III между 1277 и 1280). Продолжилось расширение певч. репертуара и развитие теории Г. п.

В сер. ХI в. произошли существенные перемены в певч. нотации. В нем. источниках исчезли буквенные обозначения ритма и просодии. В рукописях южнофранц. ареала усилилась тенденция к точной фиксации интервалов мелодии - формируется т. н. диастематическая нотация; аналогичные тенденции заметны в лотарингском письме и в итал. разновидностях невменной нотации. Невмы все чаще располагались на линиях, ранее встречавшихся лишь изредка в музыкально-теоретических трактатах. Во Франции благодаря реформам бенедиктинца Вильгельма Дижонского (ок. 962-1031) появились рукописи с двойной нотацией - франц. невмы дополнены буквенными обозначениями ступеней звукоряда. Между 1025 и 1033 гг. мон. ордена камальдулов Гвидо Аретинский сформулировал основные принципы 4-линейной нотации, остававшиеся неизменными на протяжении столетий.

Значительные изменения в Г. п. произошли в XII в. Продолжалось сочинение новых песнопений на библейские и литургические тексты в традиц. жанрах; из употребления постепенно вышли тропы; поэзия секвенций ритмизировалась (Kruckenberg-Goldenstein. 1997). В богослужении каноников августинского конвента Сен-Виктор в Париже возник новый тип секвенции, основанный на регулярной ритмике и употреблении рифм (Fassler. 1993). Сочинялись песнопения в свободном стиле, лишь отчасти использовавшие мелодические модели древнего Г. п. (наиболее характерный пример - творчество Хильдегарды Бингенской). В обиход вошли рифмованные литургические и паралитургические песни (см. в ст. Канционал). Основным видом нотного письма в романских странах и на Британских о-вах стала 4-линейная квадратная нотация, в Германии и в Вост. Европе - разновидности готической нотации. Интервальная структура Г. п. в линейных рукописях из германоязычных областей отличалась от интервалики франц. и итал. кодексов: в нем. певч. книгах XII-XV вв. преобладали пентатонные версии мелодий, к-рые в совр. науке определяются как «германский певческий диалект» (Wagner. 1930-1932). Изменилась ритмика Г. п.: вместо ритмизированного распева ранних рукописей распространилось пение равными длительностями с удлинением начального тона мелодии или строфы, главного опорного тона мелодии и заключительной мелодической формулы (правила Иеронима Моравского XIII в.; Tractatus de musica / Ed. S. M. Cserba. S. 181-183).

Вместе с реформированием старых монашеских орденов (реформы, связанные с аббатствами Клюни во Франции и Хирзау в Германии) и появлением новых монашеских сообществ возникли орденские версии Г. п. Наиболее характерна из них версия, введенная в ордене цистерцианцев в результате реформ Бернарда Клервоского и послужившая образцом для Г. п. доминиканцев и нек-рых др. орденов. В XIV-XV вв. в Италии и Испании развивался новый тип Г. п.- cantus fractus (прерывистое, или ломаное, пение), для к-рого была характерна регулярная, т. н. мензуральная, ритмика, свойственная также многоголосию того времени (Il canto fratto. 2006).

В эпоху высокого и позднего средневековья Г. п. стало мелодической основой для композиторских опытов в сфере церковного многоголосия (см. статьи Органум, Мотет, Месса). Однако, несмотря на бурное развитие многоголосного пения, оно практиковалось лишь в сравнительно немногих музыкально-литургических центрах. Г. п. оставалось основой богослужения до 1-й пол. XVI в. В странах, подвергшихся Реформации, со временем Г. п. было вытеснено церковной песней на национальных языках. Вместе с тем ареал распространения Г. п. расширился на Запад - появились первые певч. книги, созданные в Лат. Америке. В итал. печатных источниках XVI в. (известно неск. десятков изданий) публиковались новые редакции Г. п., возникшие под влиянием т. н. ренессансного гуманизма; тексты песнопений редактировались в духе классической древности, мелодии упрощались и приводились в соответствие со вкусами эпохи. На проходившем в 1545-1563 гг. Тридентском Соборе значительное внимание было уделено реформированию и унификации Г. п., в частности, из богослужения были удалены все тропы и все секвенции, кроме 5 наиболее популярных. В 1577 г. реформа Г. п. в духе решений Собора была поручена крупнейшим музыкантам того времени - Дж. да Палестрине и А. Дзоило. Результаты их работы были использованы в пособии «Directorium chori», выпущенном учеником Палестрины Дж. Джудетти в Риме в 1582 г., и в певч. кн. «Graduale iuxta ritum Sacrosanctae Romanae Ecclesiae», напечатанной рим. изд-вом Медичи в 1614-1615 гг. (т. н. медицейское издание - Editio Medicea; переизд.: Graduale de tempore; Graduale de sanctis. 2001). Оба издания считались образцовыми еще в течение неск. десятилетий. Однако, несмотря на усилия церковных властей, унификация не была достигнута, а местные традиции Г. п. продолжали существовать и развиваться (Karp. 2005 и др. работы).
Новое время и ХХ в.

Развитие многоголосия, органной музыки, крупных вокально-инструментальных жанров XVII-XIX вв. (кантата, оратория, месса) оттеснило Г. п. на второй план. Стали появляться монодийные версии Г. п. с инструментальным сопровождением (орган, духовые и даже ударные инструменты); ладово-мелодическое строение искажалось и приспосабливалось к новому гармоническому стилю. Григорианская монодия сохранялась лишь в практике мон-рей со строгим уставом и в провинциях, удаленных от крупных центров светской культуры. Памятники древней нотации вызывали интерес лишь у нек-рых специалистов.

Возрождение Г. п. началось в сер. XIX в. и было проникнуто консервативно-романтическим духом. Приоритет в этом принадлежит франц. и бельг. ученым и музыкантам, многие из к-рых были связаны с т. н. Литургическим движением, в свою очередь возникшим на основе консервативного, т. н. ультрамонтанского, направления во франц. общественной жизни. Огромную роль сыграли первые факсимильные публикации древних рукописей, осуществленные в сер. XIX в. Ф. Данжу, A. де ла Фажем и П. Ламбийотом. В Англии попытки возродить древнее церковное пение были предприняты в 30-х гг. XIX в. сторонниками Оксфордского движения с характерным для него интересом к церковным древностям. Возрождение Г. п. в Германии происходило в рамках Цецилианского движения, идеалом к-рого было творчество Палестрины (см. также в ст. Германия, разд. «Церковная музыка»); издание Градуала, выпущенное в 1871 г. под ред. Ф. К. Хаберля изд-вом Ф. Пустета в Регенсбурге, было основано на медицейском издании нач. XVII в. В 1871 г. регенсбургская версия Г. п. была официально утверждена папой Пием IX в качестве канонической.

Новый этап в изучении и восстановлении Г. п. связан с деятельностью франц. бенедиктинского мон-ря св. Петра в Солеме (Combe. 2003). В 1860 г. под рук. Ж. Потье началась продлившаяся более 20 лет подготовка певч. книг, основанных на данных древнейших источников (Pothier. 1880). Для исследований солемских бенедиктинцев было характерно преодоление романтического подхода к истории Г. п. и привлечение новейших методов церковно-исторической науки. Огромное влияние на исследование солемских отцов оказало изобретение и развитие фотографии и типографского искусства. В 1889 г. в Солеме началось продолжающееся в наст. время издание монументальной серии «Paléographie grégorienne» (Григорианская палеография), включающее полные факсимиле наиболее важных источников по истории Г. п. Каждое песнопение в изданиях Солема основано на источниковедческом анализе десятков древних рукописей. Появление солемских изданий было задержано из-за того, что папская монополия на издания Г. п. до нач. XX в. по-прежнему принадлежала регенсбургским изданиям Пустета. Монополия была преодолена после 2 motu proprio папы Пия Х (1903-1914) - от 22 нояб. 1903 г. и от 25 апр. 1904 г., в к-рых высоко оценивалась роль солемских исследований; права на офиц. издания Г. п. переходили к Ватикану, однако их подготовка была поручена солемским бенедиктинцам. В 1905 г. был издан Кириал, в 1908 г.- Градуал, в 1912 г.- Антифонарий. В этих изданиях Г. п. было представлено в квадратной нотации с применением неск. дополнительных знаков и максимально приближено к древнейшим источникам. За ватиканскими изданиями последовали др. певч. книги, включая Liber usualis (букв.- Обиходная книга), служившую настольным пособием для всех, кто изучали григорианику в XX в. На протяжении этого столетия изучение Г. п. вышло за пределы церковных учреждений и стало объектом университетской науки. Наряду с классической текстологией Солема стали использоваться новые текстологические методы; в научных изданиях стала применяться условная аритмическая нотация, характерная и для совр. исследований. В создании академической григорианистики особую роль сыграли исследования П. Вагнера (1865-1931) - автора 3-томного «Введения в григорианское пение» (1895; 1905; 1921), швейцар. ученого, выходца из России Ж. Хандшина (1886-1955), нем. ученых Б. Штебляйна (1895-1978) и В. Апеля (1983-1988), работавшего в США и ставшего основоположником амер. школы григорианистики. Значительный вклад в исследование Г. п. в ХХ в. был внесен также англичанином Г. М. Баннистером (1854-1919), каталонцем Г. Суньолем (1879-1946), французами Соланж Корбен (1903-1973), Р. Ж. Эсбером (1899-1983), Э. Кардином (1905-1988) и М. Югло (род. в 1921), американцами К. Ливи (род. в 1927), Дж. Мак-Кинноном (1932-1999) и Л. Трейтлером (род. в 1931), немцами X. Хукке (1927-2003) и В. Арльтом, итальянцем Дж. Каттином (род. в 1929) и рядом др. ученых.

Если изначально изучение распева было сосредоточено лишь в неск. европ. научных центрах, то с течением времени оно превратилось в бурно развивающуюся международную исследовательскую область. С 60-70-х гг. ХХ в. в изучение григорианики активно включились амер. ун-ты. Исследования по истории григорианики проводятся не только в Германии, Великобритании, Франции, Италии, но и в Испании, Скандинавских странах, Вост. Европе, Австралии, Юж. Африке и Японии. Различным проблемам Г. п. посвящено неск. тыс. исследований на разных языках. Во 2-й пол. XX в. особая роль григорианики в рим. обряде неоднократно отмечалась в офиц. документах Римско-католической Церкви. В Деяниях II Ватиканского Собора (1962-1965) подчеркивалось, что «григорианское пение Церковь признает свойственным римской литургии. Поэтому в литургических действах, при равенстве в прочих условиях, ему следует уделять первостепенное место» (Конституция о священной литургии «Sacrosanctum concilium» VI 116). Последовавшие за Собором литургические реформы привели к вытеснению латыни национальными языками, к искажению традиц. форм богослужения времени, к проникновению в литургию чуждых ей муз. жанров и форм. В совр. условиях Г. п. сохраняется преимущественно в монастырском богослужении Зап. Церкви и в приходах, посещаемых представителями церковной интеллигенции. Основным источником официально утвержденного Г. п. в послесоборную эпоху является Римский Градуал (Graduale Romanum), выпущенный солемскими бенедиктинцами в 1974 г. В 2005 г. вышла 1-я часть послесоборного монастырского Антифонария суточного круга.

Музыкально-поэтический стиль

Просодия и ритм

Тексты Г. п. заимствованы не только из Вульгаты, но и из др., более ранних лат. переводов Библии; используются также парафразы библейского текста. Значительную роль в Г. п. играют тексты Псалтири. Ритмизированная проза лат. Библии находит в Г. п. совершенное воплощение. В григорианистике принято различать 3 основных стиля церковной монодии в целом и Г. п. в частности (Ferretti. 1934): силлабический (1 муз. тон на слог текста), невматический (от 2 до 4-5 тонов на слог) и мелизматический (неограниченное количество тонов на слог).

К силлабическому стилю относятся мн. антифоны и гимны оффиция, секвенции мессы, значительная часть мелодий Credo. В невматическом стиле поется бо́льшая часть песнопений проприя и ординария мессы, однако Kyrie eleison, градуал и «Аллилуия» принадлежат к мелизматическому стилю. Наиболее развитый мелизматический жанр - респонсории оффиция, в к-рых иногда встречаются распевы из неск. десятков тонов, приходящихся на один слог. Граница между стилями условна - речь идет лишь о преобладании определенного соотношения тонов и текста. Членение мелодий всегда строго соответствует границам между смысловыми отрезками текста. Особое внимание уделяется фонетике текста - в Г. п. распеваются не только гласные звуки, но и полугласные, возникающие между 2 согласными, и носовые гласные; текст, распетый т. о., приобретает особую риторическую четкость. В нотной графике распев этих звуков записывался т. н. ликвесцентными (от liquescere - плавиться, размягчаться), или полувокальными, невмами. В древнейших нем. рукописях риторически важные элементы текста выделялись особым знаком - эписемой (греч. ἐπίσημα - дополнительный знак; термин введен в нач. ХХ в.), означавшей продление длительности и смысловой акцент на данном тоне.

Начиная с первых попыток возрождения григорианики в XIX в. предметом постоянных споров между исследователями была ритмическая организация Г. п. древнейшей эпохи (Rayburn. 1964); возникли направления т. н. мензуралистов и эквалистов, обратившихся к одним и тем же рукописным источникам, но получивших диаметрально противоположные результаты. Мензуралисты (Г. Риман, А. Дешеврен, П. Вагнер и др.) предполагали, что Г. п. было основано на регулярной ритмике в пропорции 1:2 или 1:3. Эквалисты (Ж. Потье и др.) настаивали на преобладании равных длительностей и на особой роли текстовых ударений в ритмической организации мелодии.

В 20-30-х гг. ХХ в. предпринимались также попытки примирить обе школы и создать некую компромиссную теорию григорианского ритма (П. Ферретти и др.; см.: Ferretti. 1934). Независимая от обеих школ система взглядов была развита в нач. XX в. солемским ученым А. Моккеро (Mocquereau. 1908-1927). По его представлениям григорианский ритм не обусловлен ритмом текста; он основан на смене ритмических групп из 2, 3, 4 и более звуков; каждая из этих групп включает акцентуированные (thesis) и неакцентуированные (arsis) тоны. Появление акцента (ictus) вызвано имманентным развитием мелодии и может не совпадать с ударением текста. Теория Моккеро оказала огромное влияние на теорию и практику Солема. В солемские издания были введены специальные обозначения для иктуса; стиль пения, принятый в Солеме, известен необычайной ритмической гибкостью, порождающей особый созерцательный эффект. Дальнейшее развитие солeмских исследований в области ритма и просодии связано с именем Кардина, в 60-х гг. XX в. разработавшего новую дисциплину - григорианскую семиологию, основной принцип к-рой заключается в следовании мельчайшим графическим деталям древних источников. Существенным вкладом Кардина в изучение григорианского ритма стало открытие т. н. невменного разрыва (франц. coupure neumatique) - особого способа группировки невм, несущего определенную информацию о их ритмическом содержании. Основным источником, по к-рому последователи Кардина (см.: Augostoni, Göschl. 1987-1992) исполняют Г. п., стало солемское издание Римского Градуала с вписанными в него невменными строками из древнейших источников, изобилующих ритмическими и артикуляционными обозначениями. Большинство песнопений представлено 3 строками - южнонем. (санкт-галленскими) невмами, лотарингскими невмами и стандартной квадратной нотацией Солема; отсюда название издания - «Тройной Градуал» (Graduale Triplex. 1979 и др. издания). В совр. григорианистике существуют также иные, более чем многочисленные т. зр. на природу григорианского ритма и просодии. Неоднократно высказывалось мнение об отсутствии единых кодифицированных правил ритмической интерпретации григорианики. Большое влияние на совр. практику Г. п., в т. ч. на ритмическую интерпретацию, оказывают певч. стили восточнохрист. Церквей, фольклора и неевроп. муз. культур (опыты Д. Веллара, Е. Резникова, ансамбля Organum и мн. др.).

Григорианский октоих

Г. п., как и мн. др. певч. стили, основано на системе осмогласия, или октоиха, главные принципы к-рого были заимствованы из Византии, хотя и претерпели на Западе ряд изменений. Визант. категории ἦχος (см. Глас) в григорианике соответствует понятие modus (лат.- мера, способ, направление), к-рое могло также быть выражено термином tropus (от греч. τρόπος; не следует путать этот термин с жанровым обозначением) или tonus.
Начало песнопения «Alleluia Pascha nostrum» в условной аритмической нотации

Начало песнопения «Alleluia Pascha nostrum» в условной аритмической нотации
В традиц. европ. теории музыки модусы назывались также церковными ладами или тонами (нем. Kirchentöne). Принадлежность песнопения к тому или иному модусу определяется неск. критериями: 1) амбитусом (диапазоном) мелодии; 2) заключительным тоном мелодии (лат. finalis), к-рый считается ее главной ладовой опорой; 3) характерными мелодическими формулами, прежде всего начальными (лат. initium), хотя и не только; 4) 2-й ладовой опорой мелодии (лат. tenor, или tuba), к-рая повторяется в напеве наиболее часто и вокруг к-рой образуется мелодическая кульминация.

Октоих состоит из 4 групп, к-рым в раннем средневековье были присвоены стилизованные под греч. терминологию названия: protus (финалис d), deuterus (финалис e), tritus (финалис f) и tetrardus (финалис g). В каждой из групп - по 2 модуса: автентический и плагальный. В модусах автентического типа финалис совпадает с нижней ступенью амбитуса, в плагальных модусах он находится квартой выше. В более поздних источниках преобладают обозначения модусов по номерам - от 1-го до 8-го; к ним был добавлен редко употребляемый tonus peregrinus (чуждый, или странный, тон; по др. интерпретации - тон паломников, поскольку исполняемый в этом модусе Пс 113 считался паломническим песнопением; в ряде источников peregrinus называется «новейшим тоном» - tonus novissimus). В средневек. григорианских рукописях в отличие от певч. книг визант. обряда модальная принадлежность напева указывалась крайне редко и для определения модуса нужно было прибегать к помощи тонариев. В солемских изданиях Г. п. указание модуса является правилом. Модальная организация Г. п. была основной темой лат. музыкально-теоретических трактатов средневековья, где обсуждались тончайшие проблемы модальной организации мелодий. Тем не менее певч. практика не всегда согласовывалась с теоретическими положениями. В трактатах упоминается ряд песнопений, модальная принадлежность к-рых не поддавалась точному определению. Известны многочисленные случаи смешения модусов в пределах одного песнопения. Не исключено, что в каролингскую эпоху визант. система модальной классификации была применена post factum к певч. репертуару, к-рый сложился или складывался независимо от нее: во всяком случае в Г. п. нет многих из признаков, характерных для визант. октоиха, в частности согласования гласов с литургическим календарем.

Жанры и формы

Литургическая речитация

Ряд жанров Г. п., как и др. певч. стилей Востока и Запада, основан на простейших формах силлабической интерпретации текста, т. е. на чтении его нараспев на одном тоне (лат. tenor) с включением распевных оборотов в начале и конце текста, а также в его особо значимых местах. К этим т. н. речитационным жанрам относятся: 1) возгласы служащего священника; 2) священнические молитвы, читаемые в рим. обряде вслух (collecta - всеобщая молитва; super oblata - молитва над евхаристическими Дарами; post communio - молитва после причащения); 3) чтения мессы - из апостольских посланий и Евангелия; чтения оффиция - из ВЗ и НЗ, из святоотеческой и житийной лит-ры; 4) читаемые вслух тексты евхаристического канона; 5) благословения мессы и оффиция; 6) речитационные тоны псалмов оффиция и производные от них псалмодические стихи, входящие в состав нек-рых др. жанров. Исторически речитировались также тексты ординария мессы: Kyrie eleison, Gloria, Credo, Sanctus, Benedictus и Agnus Dei, получившие с течением времени развитые мелодии. Первоначально речитация передавалась изустно и стала записываться лишь с XII-XIII вв. В средние века существовали многочисленные местные способы (cursus) речитации, большинство к-рых почти не изучено (см. работу о литургической речитации в Польше: Morawski. 1996). В Liber usualis предлагается неск. нормативных мелодических формул для молитв (orationes, preces, suffragia и др.) и литургических чтений (lectiones и capitula), состоящих из речитации с простейшими мелодическими оборотами для начала и окончания строки. К литургической речитации иногда относят звучащие в свободно-речевой манере мелодии с небольшим звукорядом - Pater noster (Отче наш), praeconium (Exsultet), исполняемый диаконом в пасхальную ночь, и др. Однако отсутствие повторяющегося речитационного тона позволяет скорее считать эти мелодии песнопениями силлабического стиля (среди региональных версий praecominum'а есть как речитативные, так и мелодически развитые мелодии). Классическим примером хоровой речитации следует считать псалмодию оффиция. Предваряемый антифоном (см. разд. «Антифонное и респонсорное пение») псалом речитируется попеременно 2 полухориями на устойчивую мелодическую формулу и завершается славословием: Gloria Patri et Filio et Spiritui Sancto, sicut erat in principio et nunc et semper et in saecula saeculorum. Amen (Слава Отцу и Сыну и Святому Духу, как было в начале и ныне и присно и во веки веков. Аминь), после чего опять следует антифон. В процессе обучения хоровой псалмодии славословия всех 8 тонов заучивались и служили моделями при исполнении псалмов в оффиции. Заключительные слова славословия - et in saeculum saeculorum. Amen - могут распеваться различными способами: эти распевы называются дифференциями (лат. differentia букв.- различие) и обозначаются сокращенно гласными буквами EUOUAE (saEcUlOrUm AmEn). Дифференция помещается в Антифонарии после антифона и становится, т. о., связующим звеном между антифоном и псалмом.

Антифонное и респонсорное пение

Псалмодия оффиция представляет собой древнейшую форму антифонной разновидности Г. п., основанной на диалоге 2 групп литургического хора (см. также в ст. Антифон). Нек-рые др. жанры, потерявшие в процессе развития непосредственную связь с первоначальными формами антифонного пения, принято тем не менее относить к группе антифонов. Среди них - интроиты, или входные антифоны мессы, состоящие из собственно антифона, псалмодического стиха, славословия и повторения антифона. Можно предположить, что в древности псалом исполнялся полностью 2 полухориями, однако с течением времени был сокращен. Интроиты написаны на тексты Свящ. Писания, но в них исключительно редко используются тексты Псалтири. Текст интроита задает основную тему литургического празднества, в ряде случаев иносказательным образом; именно поэтому интроиты чаще, чем др. жанры, снабжались тропами. Корпус древнейших интроитов составляет ок. 150 песнопений, бо́льшая часть к-рых относится к шедеврам Г. п. К группе антифонов мессы относится также причастный антифон, или communio, организованный по аналогичному принципу. Помимо антифонного пения с древнейших времен существовали респонсорные распевы (от лат. responsum - ответ), основанные на диалоге солиста-кантора и хора. Григорианские респонсорные песнопения тесно связаны с литургическими чтениями и представляют собой отклик общины на прочитанный библейский, святоотеческий или житийный текст: градуал мессы следует после чтения из апостольских посланий, «Аллилуия» поется после Евангелия, респонсории оффиция (пространные либо краткие) - после чтений утрени (matutinum), вечерни и др. служб суточного круга. В респонсорной форме поется паралитургическая литания, состоящая из прошений служащего священника и повторяемого народом рефрена (священник: «Пресвятая Богородица», народ: «Молись о нас»; священник: «Святой имя рек», народ: «Молись о нас»). Одной из разновидностей литании исторически было Kyrie eleison, исполняющееся попеременно кантором и хором.
Свободные формы

Ряд григорианских песнопений нельзя отнести ни к антифонной, ни к респонсорной группе. Так, Gloria и Credo поются хором от начала до конца, лишь начальные слова этих песнопений интонируются служащим епископом или священником. Офферторий, исполняемый во время подготовки евхаристических хлеба и вина к совершению таинства Евхаристии, исторически был песнопением респонсорного типа, однако после исчезновения в XI-XII вв. из обихода сольных стихов он стал песнопением свободного типа (в наст. время предпринимаются попытки восстановить первоначальный способ исполнения оффертория). Совмещение в литургическом чинопоследовании антифонных, респонсорных и свободных форм отражает характерное для Г. п. жанровое разнообразие, органично сочетающееся с единством муз. стиля.

Лит.: Библиогр. справочники и обзоры: Kohlhase T., Paucker G. M. Bibliographie gregorianischer Choral. Regensburg, 1990. (Beitr. z. Gregorianik; 9-10); Addenda I. Regensburg, 1993. (Ibid.; 15-16) [ежег. доп. в ж.: Plainsong & Mediaeval Music. Camb., 1992-.]; Hiley D. Writings on Western Plainchant in the 1980s and 1990s // Acta musicologica. Basel, 1997. Vol. 69. P. 53-93; idem. Chant Bibliography [2006] // http://www.uni-regensburg.de /Fakultaeten/phil_Fak_I/Musikwissenschaft/cantus/index.htm [Электр. ресурс].

Дискогр.: Weber J. F. A Gregorian Chant Discography. Utica (N. Y.), 1990. 2 vol. [ежег. доп. в ж.: Plainsong & Mediaeval Music. Camb., 1992-.].

Периодич. и продолж. изд.: Paléographie musicale: Les principaux manuscrits de chant grégorien, ambrosien, mozarabe, gallican. Solesmes, 1889-. [факс. изд. рукописей]; Monumenta Musicae Sacrae: Coll. de manuscripts et l'études. Macon, 1952-1981 [факс. изд. рукописей]; Études grégoriennes. Solesmes, 1954-.; Monumenta Monodica Medii Aevi. Kassel, 1956-. [транскрипции певч. памятников]; Journal of the Plainsong and Mediaeval Music Society. Englefield Green (Surrey), 1978-1990; Beiträge zur Gregorianik. Regensburg, 1985-.; Studi gregoriani. Cremona, 1985-.; Monumenta Palaeographica Gregoriana. Münsterschwarzach, 1985-. [факс. изд. рукописей]; Plainsong & Mediaeval Music. Camb., 1992-.

Совр. церк. певч. книги: Liber responsorialis: pro festis I. classis et communi sanctorum juxta ritum monasticum. Solesmes, 1894; Graduale sacrosanctae Romanae ecclesiae. R., 1908; Antiphonale sacrosanctae Romanae ecclesiae. R., 1912; Liber usualis missae et officii pro Dominicis et festis I vel II. classis. R., 1921 [мн. переизд.]; Antiphonale monasticum pro diurnis horis. Tournai etc., 1934; Graduale sacrosanctae Romanae ecclesiae […] restit. et ed. Pauli VI. Solesmes, 1974; Ordo missae in cantu: Missale Romanum, auctoritate Pauli PP. VI promulgatum. Solesmes, 1975; Psalterium monasticum. Solesmes, 1981; Graduale triplex, seu Graduale Romanum Pauli PP. VI cura recognitum & rhythmicis signis a Solesmensibus monachis ornatum: neumis Laudunensibus (cod. 239) et Sangallensibus (cod. San Gallensis 359 et Einsidlensis 121) nunc auctum / [Ed. E. Cardine]. Solesmes, 1979; Antiphonale Romanum. Vol. 2: Liber hymnarius cum invitatoriis & aliquibus responsoriis. Solesmes, 1983; Antiphonale monasticum. Solesmes, 2005.

Изд.: Pothier J. Les mélodies grégoriennes d'après la tradition. Tournai, 1880; Marbach C. Carmina scripturarum, scilicet antiphonas et responsoria, ex sacro Scripturae fonte in libros liturgicos Sanctae Ecclesiae Romanae derivata. Argentorati [Strasbourg], 1907. Hildesheim, 1994r; Thibaut J. B. Monuments de la notation ekphonétique et neumatique de l'Église latine. St.-Pb., 1912; Bannister H. M. Monumenti vaticani di paleografia musicale latina. Lpz., 1913. Farnborough, 1969r. 2 vol. (Codices e vaticanis selecti. Ser. maior; 12); Wagner P. Das Graduale der St. Thomaskirche zu Leipzig (14. Jh.). Lpz., 1930-1932. 2 Bde. (Publ. älterer Musik; 5, 7); Hesbert R.-J. Antiphonale missarum sextuplex. Brux., 1935; idem. Corpus antiphonalium officii. R., 1963. Vol. 1: Manuscripti «cursus romanus»; 1965. Vol. 2: Manuscripti «cursus monasticus»; 1968. Vol. 3: Invitatoria et antiphonae; 1970. Vol. 4: Responsoria, versus, hymni, varia; 1975. Vol. 5: Fontes earumque prima ordinatio; 1979. Vol. 6: Secunda et tertia ordinationes [испр.: Pouderoijen K. Einige Specimina von Fehlern in Corpus antiphonalium officii III & IV // International Musicological Society Study Group Cantus Planus: Papers Read at the 6th Meeting, Eger, Hungary, 1993 / Ed. Dobszay L.; Bdpst., 1995. P. 29-43]; Bosse D. Untersuchung einstimmiger mittelalterlicher Melodien z. «Gloria in excelsis Deo». Regensburg, 1955; Landwehr-Melnicki M. Das einstimmige Kyrie des lateinischen Mittelalters. Regensburg, 1955; Stäblein B. Hymnen. Kassel etc., 1956. Bd. 1: Die mittelalterlichen Hymnenmelodien des Abendlandes. (MMMA; 1); Graduel romain: Éd. crit. par les moines de Solesmes. Vol. 2: Les sources. Solesmes, 1957; Holman H.-J. The Responsoria prolixa of the Cod. Worcester F 160: Diss. Bloomington (Ind.), 1961; Thannabaur P. J. Das einstimmige Sanctus der römischen Messe in der handschriftlichen Überlieferung des 11. bis 16. Jh. Münch., 1962; Schlager K. Thematischer Katalog der ältesten Alleluia-Melodien aus Handschr. des 10. und 11. Jh., ausgennomen das ambrosianische, alt-römische und alt-spanische Repertoire. Münch., 1965; idem. Alleluia-Melodien. Kassel etc., 1968-1987. 2 Bde. (MMMA; 7-8); Schildbach M. Das einstimmige Agnus Dei und seine handschriftliche Überlieferung vom 10. bis z. 16. Jh.: Diss. Erlangen, 1967; Gamber К. Codices liturgici latini antiquiores. Freibourg (Schweiz), 19682; 1988. Suppl. / Ed. B. Baroffio et al.; Bryden J. R., Hughes D. G. An Index of Gregorian Chant. Camb. (Mass.), 1969. 2 vol. [ок. 11 тыс. мелодий по совр. изд.]; Hofmann-Brandt H. Die Tropen zu den Responsorien des Offiziums: Diss. Erlangen, [1971]. 2 Bde; Huglo M. Les manuscrits du processionnal. Kassel etc., 1999-2004. Vol. 1: Autriche à Espagne; Vol. 2: France à Afrique du Sud. (Répertoire intern. des sources mus.; B14/1-2); Miazga T. Die Melodien des einstimmigen Credo der Römisch-Katholischen Lateinischen Kirche. Graz, 1976; CANTUS: A Database for Latin Ecclesiastical Chant. [1988-.] // http://publish.uwo.ca/~cantus [Электр. ресурс; текстовые инципиты антифонов оффиция]; Dobszay L., Szendrei J. Antiphonen. Kassel etc., 1999. (MMMA; 5); Лебедев С. Н., Поспелова Р. Л. Musica Latina: Лат. тексты в музыке и муз. науке. СПб., 2000; Graduale de tempore iuxta: ritum sacrosanctae Romanae ecclesiae: Ed. princeps (1614) / Ed. G. Baroffio, M. Sodi. Vat., 2001; Graduale de sanctis: iuxta ritum sacrosanctae Romanae ecclesiae: Ed. princeps (1614-1615) / Ed. G. Baroffio, Kim Eun Ju. Vat., 2001. (Monumenta stud. instrumenta liturgica; 10-11); Nocturnale Romanum: Antiphonale Romanae ecclesiae pro nocturnis horis / Ed. H. Sandhofe. R., 2002; Codices Electronici Sangallenses. [2006-.] // http//www.cesg.unifr.ch [Электр. ресурс]; Ite-Missa-est-Melodien. (MMMA; 19) (в процессе подготовки).

Исслед.: Mocquereau A. Le Nombre musical grégorien, ou rythmique grégorienne: Théorie et pratique. R.; Solesmes, 1908-1927. 2 vol.; Wagner P. Einführung in die gregorianischen Melodien. Fribourg, 19113. Bd. 1: Ursprung und Entwicklung der liturgischen Gesangsformen; Lpz., 19123. Bd. 2: Neumenkunde: Paläographie des liturgischen Gesanges; 1921. Bd. 3: Gregorianische Formenlehre; Suñol G. Introducció a la paleografía mus. gregoriana. Montserrat, 1925 (франц. пер.: P.; Tournai, 1935); Ferretti P. Estetica gregoriana: Trattato d. forme musicali d. canto gregoriano. R., 1934; Johner D. Wort und Ton im Choral: Ein Beitr. z. Aesthetik d. gregorianischen Gesanges. Lpz., 1940; Hucke H. Die Einführung des Gregorianischen Gesangs im Frankenreich // RQS. 1954. Bd. 49. S. 172-187; idem. Karolingische Renaissance und Gregorianischer Gesang // Die Musikforschung. Kassel, 1975. Bd. 28. S. 4-18; idem. Towards a New Hist. View of Gregorian Chant // JAMS. 1980. Vol. 33. P. 437-467; idem. Gregorianische Fragen // Die Musikforschung. 1988. Bd. 41. S. 304-330; Apel W. Gregorian Chant. L., 1958. Bloomington,1990r; Jammers E. Musik in Byzanz, im päpstlichen Rom und im Frankenreich: Der Choral als Musik der Textaussprache. Hdlb., 1962; idem. Tafeln z. Neumenschrift. Tutzing, 1965; Dijk S. J. P., van. Papal schola «versus» Charlemagne // Organicae voces: FS J. Smits van Waesberghe. Amst., 1963. S. 21-30; Rayburn J. Gregorian Chant: A History of the Controversy Concerning its Rhythm. N. Y., 1964; Мурьянов М. Ф. Реконструкция романо-герм. cредневековых рукописей: На мат-ле ленингр. cобраний: АКД. Л., 1966; Cardine E. Semiologia gregoriana. R., 1968 (франц. пер.: Sémilogie grégorienne // EGreg. 1970. Vol. 11. P. 1-158; англ. пер.: Gregorian Semiology. Solesmes, 1982); Floros C. Universale Neumenkunde. Kassel, 1970. 3 Bde; Huglo M. Les Tonaires: Inventaire, analyse, comparaison. P., 1971; idem. Les livres de chant liturgique. Turnhout, 1988; idem. Les anciens répertoires de plain-chant. Aldershot, 2004; idem. Les sources du plain-chant et de la musique médiévale. Aldershot, 2004; idem. Chant grégorien et musique médiévale. Aldershot, 2005; idem. La théorie de la musique antique et médiévale. Aldershot, 2005; Treitler L. Homer and Gregory: The Transmission of Epic Poetry and Plainchant // MQ. 1974. Vol. 60. P. 333-372; idem. Oral, Written, and Literate Process in the Transmission of Medieval Music // Speculum. 1981. Vol. 56. P. 471-491; idem. The Early History of Music Writing in the West // JAMS. 1982. Vol. 35. P. 237-279; idem. Reading and Singing: On the Genesis of Occidental Music-Writing // Early Music History / Ed. I. Fenlon. Camb.; N. Y., 1984. Vol. 4. P. 135-208; Stäblein B. Schriftbild der einstimmigen Musik. Lpz., 1975. (Musikgeschichte in Bildern; Bd. 3, Lfg. 4); Corbin S. Die Neumen. Köln, 1977; Карцовник В. Г. Гимнографические элементы средневек. хорала: АКД. Л., 1985; он же. О невменной нотации раннего Средневековья // Эволюционные проблемы муз. мышления / Отв. ред.: А. Л. Порфирьева. Л., 1986. С. 21-41; он же. О романтической рецепции средневек. хорала // Музыка - язык - традиция / Отв. ред. В. Г. Карцовник. Л., 1990. С. 142-151. (Problemata musicologica; 5); он же. Владимир Великий, Брунон Кверфуртский и григорианское пение в Киевской Руси // Старинная музыка. 2003. № 1(19). С. 3-8; Vogel C. Medieval Liturgy: An Introd. to the Sources / Ed. W. G. Storey, N. K. Rasmussen. Wash., 1986; Лебедева И. Г. Принципы мелодической организации западноевроп. средневек. монодии: АКД. Л., 1988; она же. К изучению формульной структуры в хоральной монодии Средневековья (по поводу концепции Л. Трейтлера) // Муз. культура Средневековья: Теория - практика - традиция / Отв. ред. В. Г. Карцовник. Л., 1988. С. 11-23. (Problemata musicologica; 1); она же. Проблемы формульности в средневек. хорале // Старинная музыка в контексте совр. культуры. М., 1989. С. 148-156; Cattin G. La monodia nel Medioevo. Torino, 19912; Haug A. Neue Ansätze im 9. Jh. // Die Musik des Mittelalters / Hrsg. H. Möller, R. Stephan. Laaber, 1991. S. 94-128. (Neues Handb. der Musikwiss.; 2) Agustoni L., Göschl J. Einführung in die Interpretation des Gregorianischen Chorals. Regensburg, 1987. Bd. 1: Grundlagen; 1992. Bd. 2: Ästhetik; Björkvall G., Haug A. Tropentypen in Sankt Gallen // Recherches nouvelles sur les tropes liturgiques / Ed. W. Arlt, G. Björkvall. Stockholm, 1993. S. 119-174. (Stud. Latina Stockholmiensia; 36); Hiley D. Western Plainchant: A Handbook. Oxf., 1993; Palazzo E. Le Moyen Âge: des origines au XIIIe siècle. P., 1993. (Histoire des livres liturgiques); Turco A. Le chant romain: Les antiennes d'introït selon la version mélodique des manuscrits inédits du chant romain comparée a celles du grégorien & de l'ambrosien. Solesmes, 1993. (Subs. Gregoriana; 3); Москва Ю. В. Антифонарий № 1553/V из б-ки Львовского Гос. ун-та в свете певч. и рукописных традиций европ. Средневековья: АКД. М., 1995; Gregorianik: Stud. zu Notation und Aufführungspraxis / Hrsg. von Th. Hochradner, K. F. Prassl. W., 1996. (Musicologica Austriaca; 14-15); Morawski J. Recytatyw liturgiczny w sredniowieczney Polsce. Warsz., 1996. (Historia muzyki polskiej; 11); Kruckenberg-Goldenstein L. Sequence from 1050-1150: A Study of a Genre in Change: Diss. Iowa, 1997; Levy K. Gregorian Chant and the Carolingians. Princeton, 1998; Григорианский хорал / Сост.: Т. Кюрегян, Ю. Москва / РВ. Г. Карцовникед.: И. Лебедева. М., 1998. (Науч. тр. МГК; 20); Steiner R. Studies in Gregorian Chant. Aldershot, 1999; McKinnon J. W. The Advent Project: The Later - 7th-Cent. Creation of the Roman Mass Proper. Berkeley, 2000; idem. Gregorius presul composuit hunc libellum musicae artis // The Liturgy of the Medieval Church / Ed. Th. J. Heffernan, E. A. Matter. Kalamazoo (Mich.), 2001. P. 673-694; Kohlhaas E. Musik und Sprache im gregorianischen Gesang. Stuttg., 2001; Pfisterer A. Cantilena Romana: Untersuch. z. Überlieferung d. gregorianischen Chorals. Paderborn etc., 2002; Combe P. The Restoration of Gregorian Chant: Solesmes and the Vatican Edition. Wash., 2003; Western Plainchant in the 1st Millenium: Stud. in the Medieval Liturgy and its Music / Ed. by S. Gallagher. Aldershot, 2003; Поспелова Р. Л. Западная нотация XI-XIV вв.: Основные реформы. М., 2003. С. 50-79; Cantus Planus 2002: Рус. версия / Oтв. ред.: А. Вовк. СПб., 2004; Der lateinische Hymnus im Mittelalter: Überlieferung, Ästhetik, Ausstrahlung / Hrsg. A. Haug, Chr. März, L. Welker. Kassel etc., 2004. (MMMA. Subs.; 4); Die Erschliessung der Quellen des mittelalterlichen liturgischen Gesangs / Hrsg. D. Hiley. Wiesbaden, 2004. (Wolfenbütteler Mittelalter-Stud.; 18); Karp T. Infroduction to the Post-Tridentine Mass Proper. Middleton (Wisc.), 2005. (Musicological Stud. and Doc.; 54); Taruskin R. The Oxford History of Western Music. Oxf., 2005. Vol. 1: The Earliest Notations to the 16th Cent.; Il canto fratto - l'altro gregoriano: Atti d. conv. intern. di studi Parma - Arezzo, 2003 / Ed. M. Gozzi, F. Luisi. R., 2006.


В. Г. Карцовник

Источник: Православная энциклопедия. Т. 12. М., 2006. С. 461-471.

  • К оглавлению раздела "Православная энциклопедия"
  • Никакой материал, представленный в данном разделе, полностью или частично, не принадлежит авторам сайта [ritus] Toletanus.ru. Все права сохраняются за авторами статей, издателем ПЭ, а также другими законными правообладателями.

       
    Навигация по сайту »» 
    Календарь
    Сегодня Воскресенье, 19 Ноября
    Dominica ante jejunium Kalendar. Novemb.

    Календарь  
    Служебная информация
    Авторизация

    Вы еще не авторизовались. Авторизация здесь.

    Счетчики и статистика

    Обращений сегодня: 131
    Сессий: 8
    Сейчас на сайте: 2





    Яндекс.Метрика



    Контекстные теги

    Католическая энциклопедия, Православная энциклопедия, латинский обряд, западный обряд, западная литургика, латинское богослужение, западное богослужение, испано-мосарабский обряд.
    Социальные сети


     
     
    Наш баннер
    www. [ritus] Toletanus. ru
    Разработано Evening Canto Labs., 2007—2017